Пассивная мужская агрессия.

…Необходимая для выживания мужская агрессия есть не что иное, как уникальная и естественная природная сила. Это сила духовная и она неизбежно эволюционирует…
Почему же мужчина – духовный воин, осознанно защищающий любимую женщину, оберегающий слабых, стал редкостью?..
Духовное невежество технократического общества ведет рискованную игру с этой мощной и великой природной мужской силой. До тех пор пока мужская агрессия большей частью является силой бессознательной и поэтому не имеет стопроцентной направленности, она представляет собой адский котел, закрытый тяжелой крышкой инфантильности. Причина такого положения вещей – отсутствие в западной культуре необходимых инициаций-посвящений: специальных инициационных обрядов, которые могли бы вовремя направлять мужскую агрессию созревающей личности в конструктивное русло, преобразовывая ее в защищающую, созидательную силу.
Культура духовно развитых стран всегда богата инициациями. Если же их нет, неизбежно рождаются псевдоинициации – суррогатные испытания, которые призваны по-своему решать задачи роста и развития, например, канализировать мужскую агрессию и использовать ее в антигуманных целях…
…Недостаток полезных социальных каналов для использования природной мужской агрессии приводит к возникновению так называемой пассивной агрессии… Скотт Вецлер описал феномен пассивной агрессии в своей книге «Как жить с этим невыносимым мужчиной». Он назвал это явление «кротким неповиновением».
Пассивная, замаскированная агрессия, по мнению Вецлера, – бич современных мужчин. «Когда у кого-то не достает силы и источников, чтобы бросить прямой вызов… сопротивление проявляется скрытно, не прямым путем… Трагедия пассивно-агрессивного мужчины сегодня заключается в том, что он неправильно истолковывает личные отношения как борьбу за власть и считает себя бессильным… Секрет отношений с пассивно-агрессивный мужчиной состоит в том, чтобы исправить это его заблуждение и помочь ему почувствовать себя более сильным», -пишет Вецлер.
Вецлер считает, что пассивно-агрессивная защита есть не только у мужчин, но и у женщин, однако у мужчин она встречается чаще. Для современных женщин стала более характерной явная, открытая форма проявления агрессии.
Неявная, скрытая агрессия выражается в отсутствии открытой инициативы, в перекладывании ответственности на других, в нерешительности, в создании тумана неопределенности и двусмысленности в отношениях, в частом использовании лжи и пустых извинений. Пассивная агрессия – это хроническое невыполнение по времени и по существу договоров и обещаний, откладывание дел со дня на день, странная забывчивость в выполнении просьб. Это игнорирование ожиданий окружающих, обесценивание собеседника, например, в форме перечеркивания его реальности – «Ты все выдумываешь», «Ты делаешь не так» и т.п., а так же перебивание, уклонение от ответов на вопросы, от предлагаемой собеседником темы. К этим приемам пассивно-агрессивный мужчина прибегает из-за страха быть зависимым, страха конкуренции и эмоциональной близости. «В результате он часто пребывает в плохом настроении, выставляя себя жертвой и обвиняя вас», – пишет Вецлер. У мужчин в таком случае наблюдается скрытая враждебность в адрес женщин, отказ от ответственности за мужские социальные функции и искажение реальных фактов ради этой цели.
С.Вецлер выделяет характерный для пассивно-агрессивного поведения вопрос мужчины, адресованный его женщине: «А почему я должен для тебя что-то делать?». Это то же, что и: «А почему мужчина – я, а не ты? Почему я должен подавать тебе руку, а не ты мне? Почему на свадебной церемонии я должен взять тебя на руки, а не ты – меня? Почему я должен делать тебе предложение руки и сердца, а не ты мне?»
В жизни этот вид агрессии в силу своей неявной природы не воспринимается как агрессия, он еще не разоблачен общественным сознанием. Об этом пока не говорят широко, как, например, о вреде курения. Пассивная агрессия процветает как социально терпимая форма поведения. Она широко распространена и глубоко проникает во все области человеческих отношений, поэтому особенно токсична и разрушительна как для деловых, так и для любых межличностных контактов.
«Проблемы с пассивно-агрессивным мужчиной возникают вследствие его… непрямого и неадекватного способа выражения враждебности, скрытой под маской невинности, щедрости или пассивности (форма самоуничижения). Если то, что он говорит или делает, вам непонятно или скорее злит вас… это и есть пассивная агрессия.
…Сам по себе термин кажется парадоксальным, и возникает вопрос: как может человек быть и пассивным и агрессивным одновременно, а не чем-то одним? …Пассивно-агрессивный мужчина… не бывает пассивным сегодня и агрессивным завтра… Скорее пассивно-агрессивный мужчина одновременно и пассивен, и агрессивен. Парадокс заключается в том, что он отказывается от своей агрессии, когда она проявляется».
Вот два примера из многочисленных наблюдений С.Вецлера за проявлениями пассивной агрессии у мужчин: «…Он добивается того, чтобы вы сомневались в себе… «Ты ошиблась насчет нашей встречи. Она записана у меня в дневнике на завтра, а не на вчерашний день. Именно для этого я и завел дневник. Да, час дня мне подходит. Но, возможно, я должен буду уехать из города. Позвони мне, если хочешь пообедать со мной через несколько дней». Ну как тут не выйти из себя!» Вецлер пишет: «Одна женщина рассказывала мне, что ее муж покрасил половину оконных рам в их спальне и вот уже два года обещает закончить эту работу. Когда гости интересуются, почему рамы серо-белые, она отвечает: «Телефон зазвонил». В течение многих лет она пыталась чувством юмора подавить свое раздражение и разочарование, но недоделанная работы всегда перед ее глазами».
Пассивная агрессия формируется у привыкшего к эмоциональным лишениям ребенка, большая часть психических потребностей которого не удовлетворялась… Личность любого человека – мужчины или женщины – содержит как мужские, так и женские свойства. В каждой женщине есть скрытое мужское начало – Анимус, в каждом мужчине – скрытое женское начало – Анима. Их внутреннее содержание неоднородно – они состоят из частей, неких подструктур, каждая из которых выполняет во внутреннем мире человека определенные функции. Эти части удобно обозначать, представляя их в виде персонажей. Анимус у женщины формируется на фундаменте образов ее отца и других замещающих его мужских фигур, реальных или воображаемых. Анима же у мужчины возникает из образа его матери и образов других женщин, как реальных, так и возникающих в его внутреннем мире.
Главной особенностью пассивно-агрессивно мужчины является его отчужденность от собственной мужественности как от могучей защищающей силы. Становясь взрослым, он остается болезненно зависимым как от реальной матери, так и от образа матери, сформировавшегося в его личности. Неся в себе этот материнский образ как единственный хорошо работающий защитный механизм, мужчина ищет во встречающихся ему женщинах ту же фигуру – так он по-детски стремится к безопасности. Такой мужчина стремится к женщинам-«спасительницам» или «администраторам». Эта зависимость приводит пассивно-агрессивного мужчину к зависимости от многих внешних объектов, в том числе от социальных структур, предоставляющих «заботу».
Здоровая мужская стратегия состоит в том, что женщину следует завоевывать в неизбежной естественной конкуренции с другими мужчинами. Пассивно-агрессивный мужчина предпочитает, чтобы завоевывали его, так как он панически боится отказов, сражений и поражений. Он страдает болезненной зависимостью от оценок окружающих, навязчивой потребностью в принятии с их стороны, особенно – со стороны женщин. Одновременно он стремится скрыть эту зависимость с помощью отвержения и обесценивания женщин. Он может так же обесценивать многое, что для него значимо. Так искаженно отражается в поведении незрелого мужчины желание обрести мужскую силу, свободу и независимость.
Итак, пассивно-агрессивный мужчина – это незрелый мужчина, которому еще предстоит соединиться со своей природной мужской духовной силой и внутренней все исцеляющей и восполняющей мужские силы женственностью…
…Любой мужчина обладает естественной природной агрессией изначально. Пассивно-агрессивный мужчина в этом смысле обладает некой внутренней «бомбой». И если эта «бомба» пребывает в области бессознательного, то есть пока мужская агрессия не осознана и ее вектор еще не направлен в сторону защиты, она, будучи подавленной (пассивной) или проявленной открыто в виде взрыва, способна слепо разрушать как самого мужчину, так и окружающий его мир. Зрелый мужчина отличается от пассивно-агрессивного тем, что находится в контакте со своей природной мужской агрессией и умеет направленно использовать ее для защиты женского и детского миров, для защиты своих интересов и интересов тех, за кого он взял ответственность.
В  мифе Кретьена де Труа «О Священном Граале» – уникальной иллюстрации восхождения мужского начала к высшим ступеням зрелости – есть Красный Рыцарь. Он олицетворяет неинициированную природную мужскую агрессию. Красный Рыцарь одет в красные одежды, даже его латы и попона коня – красные. Природная сила в лице Красного Рыцаря еще не обузданна и сеет зло. Красный Рыцарь открыто наслаждается своим превосходством, унижает и грабит до тех пор, пока герой мифа – Парсифаль (что означает «наивный дурак»), путешествующий в поисках своего мужского предназначения, побеждает его. Роберт А.Джонсон, анализируя миф «О Священном Граале» в своей книге «Он. Глубинные аспекты мужской психологии», отмечает, что каждому мужчине на пути к его зрелости предстоит победить своего внутреннего Красного Рыцаря. Другими словами, каждому мужчине предстоит преобразовать природную мужскую агрессию в могучую защищающую функцию, иначе Красный Рыцарь полностью захватит и сделает его личность подавляющей всех и вся.

Грубая мужская сила, будучи неинициированной, как ни парадоксально, приводит мужчин к неуверенности в себе, замкнутости и отчуждению от собственных чувств. Это отчуждение приводит к потере контакта с женской частью личности – с миром Души, где не только живут чувства, но и хранятся столь необходимые любому мужчине вдохновляющие и целебные силы его Внутренней Женщины. Разлученные  со своей Душой, мужчины ищут контакта с ней в многочисленных контактах с реальными женщинами.
Мужская зрелость проявляется в первую очередь в том, как мужчина относится к женщине и детям. Если потребность оберегать их и заботиться о них становится его глубинной потребностью, то есть если мужчина достигает в своем развитии такой полноты мужской защищающей воли, которая образует естественный для него дающий, исходящий поток, можно говорить о мужской зрелости. Так и во внутреннем мире – зрелое мужское начало, прежде всего, оберегает женственность. Только будучи защищенной, женственность (Душа) способна «расправить крылья» и подарить своему защитнику божественное переживание полёта!
…Мужчина, выросший в условиях дефицита мужской защиты и гипертрофированного материнского начала, имеет инфантильную (незрелую) мужественность, от которой страдает и он сам, и современное общество в целом. И поскольку многим мужчинам с детства достается искаженное, суррогатное женское начало, депрессивное и подавленное, с одной стороны, а с другой – перегруженное маскулинными чертами матери, то такому мужчине хочется скорее победить или уничтожить, чем оберегать женщину.
Незащищенная женская часть мужской личности включает гиперматеринские функции для своей защиты. Мужчины, Анима которого содержит переразвитую гиперматеринскую структуру, страдает от неосознанного навязчивого желания освободиться от ее влияния и отторгнуть ее контролирующую суть. Он застревает на этапе сепарации – отделения от родительской семьи. Такое застревание может принимать не только облик депрессии, алкогольной или наркотической зависимости, но и выглядеть как невротический нигилизм (отрицание любых ценностей, норм, правил), либо оборачивается частой сменой мест работы и жительства. Этот протест мужчина неосознанно может выражать через серию неудачных браков, неустанно сражаясь со своими женами вместо того, чтобы победить подавляющий женский аспект внутри себя. Недостаточно зрелые мужчины бессознательно воспринимают женщин с враждебностью и/или осторожностью. Им кажется, что от женщин, завоевав их признание, им следует либо отделяться, освобождаться, поскольку женщина неосознанно воспринимается прежде всего как контролирующая мать, либо выигрывать у них в конкурентной борьбе, если женщина неосознанно воспринимается как сестра.
Желание победить свою внутреннюю гиперматеринскую структуру, освободиться из-под ее влияния может стать хроническим и, доходя до невротической навязчивости, проявляться в потребности «мстить» не только женщинам, но и миру в целом».

– Автор статьи: Татьяна Василец

 

Позначки